О неврозе и ипохондрии в литературе


"Странное дело: стоит мне прочесть обьявление о каком-нибудь патентованном срестве, как я прихожу к выводу. что страдаю той самой болезнью, о которой идет речь, в найопаснейшей форме. Во всех случайх описываемые симптомы точно совпадают с моими ощущениями.

Как-то раз я зашшел в библиотеку Британского музя, чтобы навести справку о средстве против пустячной болезни, которую я где-то подцепил, - кажется, сенной лихорадки. Я взял справочник и нашел там все, что мне было нужно; а потом от нечего делать начал перелистывать книгу, просматривая то, что там сказано о разных других болезнях. Я уже позабыл, в какой недуг я погрузился раньше всего, - знаю только, что это был какой-то ужасный бич рода человеческого, - и не успел я добраться до середины перечня "ранних симптомов", как стало очевидно. что эта болезнь находится во мне.

Несколько минут я сидел как громом пораженный; потом с безразличием отчаяния принялся переворачивать страницы дальше. Я добрался до холеры, прочел о ее признаках и установил, что у меня холера, что она мучает меня уже несколько месяцев, а я об этом и не подозревал. Мне стало любопытно: чем я еще болен? Я перешел к пляске святого Витта и выяснил, как и следовало ожидать, что ею я тоже страдаю; тут я заинтересовался этим медицинским феноменом и решил разобраться в нем досконально. Я начал прямо по алфавиту. Прочитал об анемии и убедился, что она у меня есть и обострение должно наступить недели через две. Брайтовой болезнью, как я с облегчением установил, ястрадал лишь в легкой форме, и. будь у меня она одн, я мог бы ндеяться прожить еще несколько лет. Воспаление легких оказалось у меня с серьезными осложнениями, а грудная жаба была. судя по всему, врожденной. Так я добросоветсно перебрал все буквы алфавита, и единственная болезнь, которой у себя не обнаружил, была родильная горячка.

Вначале я даже обиделся: в этом было что-то оскорбительное. С чего это вдруг у меня нет родильной горячки? С чего это вдруг я ею обойден? Однако спустя несколько минут моя ненасытность была побеждена более достойными чувствами. Я стал утешать себя, что у меня есть все другие болезни, какие только знает медицина, устыдился своего эгоизма и решил обойтись без родильной горячки. Зато тифозная горячка совсем меня скрутила, и я этим удовлетворился. тем более что ящуром я страдал, очевидно. с детства. Ящуром книга заканчивалась, и я решил, что больше мне уж ничто не угрожает.

Я задумался.Я думал о том. какой интересный клинический случай я представляю собой. какой находкой я был бы для медицинского факультета. Студетам незачем было бы практиковаться в клиниках и участвовать во врачебных обходых, если бы у них был я. Я сам - целая книга. Им нужно только совершить обход вокруг меня и сразу же отправляться за дипломами.

Тут мне стало любопытно, сколько я еще протяну. Я решил устроить себе врачебный осмотр. Я пощупал свой пульс. Сначала никакого пульса не было. Вдруг он появился. Я вынул часы и стал считать. Вышло сто сорок семь ударов в минуту. Я стал искать у себя сердце. Я его не нашел. Оно перестало биться. Поразмыслив. я пришел к заключению, что оно все-таки находится на своем месте и. видимо, бьется. только мне его не отыскать. Я постукал себя спереди, начиная от того места, которое я называю талией, до шеи, потом прошелся по обоим бокам с заходом на спину. Я не нашел ничего особенного. Я попробовал осмотреть свой язык. Я высунул язык как можно дальше и стал разглядывать его одним глазом, зажмурив другой. Мне удалось увидеть только самый кончик. и я преуспел лишь в одном: утвердился в мысли. что у меня скарлатина.

Я вступил в этот читальный зал счастливым, здоровым человекам. Я выполз оттуда жалкой развалиной"
(с.) "Трое в лодке не считая собаки"


Коментарі

Популярні дописи з цього блогу

Вы бегаете быстрее меня

Характер - дело тонкое

Почему в жизни пары появляется алкоголь?